Новости

2015.05.08 15:22

Frankfurter Allgemeine: Где отказывает логика миротворцев

Многодневные артиллерийские дуэли и фронт посреди села: в украинском Широкино возле Мариуполя бои ведутся практически ежедневно. В течение нескольких месяцев ОБСЕ безуспешно пытается принести в регион перемирие. Но жители верят в свое оружие.

Многодневные артиллерийские дуэли и фронт посреди села: в украинском Широкино возле Мариуполя бои ведутся практически ежедневно. В течение нескольких месяцев ОБСЕ безуспешно пытается принести в регион перемирие. Но жители верят в свое оружие.

Об этом пишет Конрад Шуллер в своей статье «Где отказывает логика миротворцев», опубликованной на сайте немецкой газеты Frankfurter Allgemeine.

На окраине города, где многоэтажки теряются среди холмов, они иногда останавливаются, когда выгуливают собак, и прислушиваются к звукам оружия. Каждый раз оно звучит по-разному. Иногда слышен просто низкий гул в степи, затем снова, если позиции близко расположены, резкий грохот пронзает воздух. Затем ревет автомобильная сигнализация, и лают собаки. Но люди идут дальше, будто ничего не происходит. Передовая достаточно далеко.

С тех пор, как в феврале украинские войска в городе оттеснили российских бойцов на другой стороне на определенную дистанцию от пригорода, расстояние стало слишком большим для гранатометов, которые ранее постоянно стреляли по жилым кварталам.

Недавно, 24 января, здесь в восточном районе в один день были убиты 30 человек и 118 ранены, но, поскольку фронт теперь находится дальше, больше ничего не происходило. Так что они ненадолго останавливаются, когда звучит громыхание, и смотрят вдоль ряда тополей в направлении Широкино.

В Широкино каждый день идут бои

Деревня Широкино, примерно в 22 километрах от восточного края украинского портового города Мариуполя, является одним из основных очагов боя в российской интервенционистской войне в Украине. На большинстве других участков фронта, боевые действия утихли, после того, как 12 февраля в белорусской столице Минске президенты Франции, России и Украины вместе с канцлером Германии Ангелой Меркель возобновили и расширили существующие соглашения о прекращении огня.

Но здесь, однако, бои ведутся почти каждый день. Наблюдатели ОБСЕ регулярно фиксируют тяжелые вооружения с обеих сторон, хотя, согласно Минскому соглашению, их там уже давно не должно быть. Регулярно умирают люди.

У боев много причин. Во-первых, через Широкино, в котором ранее было 1200 жителей (сегодня после боев там осталось примерно сорок), проходит  дорога Е58, которая соединяет Россию через украинский Мариуполь с Крымским полуостровом на Черном море. Он принадлежит Украине, но был оккупирован российскими войсками в марте 2014 года и до сих пор не имеет сухопутного моста с Российской Федерацией. Поэтому некоторые опасаются, что следующее наступление России возможно на этой дороге, чтобы получить соединение с Крымом вдоль побережья Азовского моря. Тогда деревня Широкино должна пасть первой, за ней – портовый город Мариуполь.

Другая причина постоянных новых вспышек конфликта фактически появилась на месте: едва ли в любом другом месте на фронте украинцы и пророссийские бойцы стоят так близко друг к другу. Как правило, нейтральная территория между линиями должна быть несколько километров в ширину, стрельба ведется оружием и ракетными установками через пустоту, никто не видит, кто стреляет и кого задело. Но в Широкино фронт проходит через середину села. Иногда враги сталкиваются друг с другом на расстоянии броска ручной гранаты.

Наблюдатели ОБСЕ говорят, что в крайне напряженной ситуации этих близких боев война разжигается «сама по себе». Каждое движение влечет за собой выстрелы, на каждый выстрел отвечают пулеметной очередью, за каждой очередью следует минометный залп. Падающий лист может вызвать многодневную артиллерийскую дуэль.

Демилитаризация не удалась

Особая миссия ОБСЕ уже давно наблюдает эту ситуацию, но в течение месяца, они стараются не только наблюдать, но и что-то делать. Поскольку несмотря на все стратегические расчеты, сама узость Широкино может быть признана центральной угрозой миру промышленного города Мариуполя с его почти 460 000 жителей, и всей области. Поэтому миссия 9 апреля предложила попытаться провести «демилитаризацию»: обе стороны должны отказаться от Широкино, затем отдельный пункт наблюдателей в деревне позаботится о том, чтобы никто не мог проникнуть туда снова.

По данным заместителя главы Миссии ОБСЕ Александра Хуга, предложение обсуждали в конце апреля в «трехсторонней контактной группе», где представлены Россия, Украина, ОБСЕ при участии восточноукраинских сепаратистов. Экспертам было предложено подготовить план разделения.

Протест против ОБСЕ

Но в последние дни, планирование столкнулось с препятствиями. В центре Мариуполя, на «площади Ленина», где из-за антисоветской ярости, которую вызвала интервенция России, уже давно нет никакого Ленина, в воскресенье было несколько сотен протестующих на импровизированной трибуне, завернутых в украинские флаги. На трибуне: мэр города Юрий Хотлубей, и прежде всего Семен Семенченко, один из известных военачальников украинского добровольческого батальона, которые появились в 2014 году для защиты от российской интервенции.

Настроение было украинско-патриотическим. Играл гимн, воспевали героев и проклинали предателей. Но пик протеста был направлен не против сепаратистов, а против безоружных мужчин и женщин в белых внедорожниках: «Против демилитаризации Широкино» - то есть (не произнося этого вслух) против ОБСЕ и их плана разделения.

Почему люди протестуют против демилитаризации?

Нужно немного вернуться назад, чтобы понять, почему в городе, недалеко от передовой, сотни выступают не «за мир», а «против демилитаризации». Мариуполь с его возвышающимися над степью сталелитейными заводами – второй по величине город Донбасса. Он находится близко к российской границе, все здесь говорят на русском, как и в двух других региональных столицах, Донецке и Луганске, столицах созданных Россией сепаратистских республик в Восточной Украине, киевская власть никогда здесь не была популярна.

Тем не менее, настроения здесь не пророссийские. Нет никаких демоскопических данных, но жители говорят, что большинство людей здесь не имеют никакого желания следовать за  Донецком и Луганском в их стремлении к отделению. Всем известно, что у Мариуполя с его ориентированной на экспорт металлургической промышленностью не будет будущего, если он присоединится к изолированным теневым республикам Донбасса, созданным по инициативе Москвы. Более важным, чем Бог и родина, многим здесь кажется мир. Чтобы не было ракетных ударов, как в Донецке и Луганске.

«Иначе сепаратисты нас захватят»

И здесь в игру вступает Широкино: цепь холмов вокруг деревни на дороге E58 и украинские солдаты в ней находятся достаточно далеко от восточной окраины Мариуполя, чтобы помешать российским гранатометам снова стрелять по городу, как в тот кровавый день в январе. Поэтому некоторые люди в городе (большинство ли это, никто не знает) и бойцы добровольческих батальонов в окопах оказывают демилитаризации  ОБСЕ упорное сопротивление. «Нам бы пришлось отступать с высоких позиций», говорит Семенченко, легендарный основатель батальона «Донбасс», в то время как бабушки столпились вокруг него, чтобы получить автограф. «И мы уверены, что тогда сепаратисты заняли бы наши позиции».

В добровольческом батальоне «Азов», который здесь вместе с батальоном «Донбасс» и регулярной армией несет основную тяжесть боевых действий, все примерно также. «Забавно наблюдать, как образованные  европейцы пытаются договориться с Путиным», смеется Андрей Дьяченко, пресс-секретарь батальона. «Только: враг не держит свое слово. Только наше оружие гарантирует безопасность Мариуполя».

От военной логики необходимо отказаться

Несмотря на это, ОБСЕ пытается продолжать. Опасения людей в Мариуполе понятны, сказал в конце апреля Александр Хуг, заместитель главы миссии. Тем не менее, «гражданская логика» должна заменить военную, если уладить ситуацию в Широкино. Это нелегко. Работа наблюдателей на местах сложная и опасная, они постоянно оказываются под огнем, несколько дней назад бойцы «Азова» ненадолго заняли один из наблюдательных постов возле Широкино. Мирные планы ОБСЕ не нравятся солдатам, и пресс-секретарь «Азова» Дьяченко даже подозревает, что некоторые из наблюдателей могут работать на Россию: «Большинство из них честные, но некоторым, вероятно, недостаточно их зарплаты», говорит он на базе батальона на «проспекте Победы» в Мариуполе. «После их посещений, снаряды противника попадают по нашим позициям всегда очень точно».

Хотя нет никаких доказательств таких предположений, но атмосфера между ОБСЕ и украинскими добровольцами напряженная. На восточной окраине города, где дома теряются в полях, сейчас царит тишина. Сергей, отставной сталевар, при разговоре опирался на руль велосипеда, в полиэтиленовом пакете – кусок черного хлеба. Кого Вы здесь поддерживаете? Россиян? Украинцев? Он почесался. «Знаете что? Как по мне, пусть приходят хоть китайцы. Только бы они не стреляли».