Новости

2016.10.20 12:08

Лев Гудков: Население России живет в атмосфере кануна большой войны

Виктор Владимиров2016.10.20 12:08

Москва угрожает Вашингтону «болезненными» ответными мерами в случае введения новых санкций со стороны США. Об этом в среду, 19 октября, сообщают российские СМИ со ссылкой на заявление заместителя главы МИД РФ Сергея Рябкова.

Москва угрожает Вашингтону «болезненными» ответными мерами в случае введения новых санкций со стороны США. Об этом в среду, 19 октября, сообщают российские СМИ со ссылкой на заявление заместителя главы МИД РФ Сергея Рябкова.

«Если США вопреки здравому смыслу и опыту достаточно болезненному уже для себя все-таки пойдут по пути дальнейшего наращивания санкционных мер, уверяю вас, в нашем арсенале найдутся шаги, которые отзовутся достаточно болезненно», — цитирует Интерфакс выступление в Госдуме Рябкова, который лоббировал законопроект о приостановке соглашения с США по утилизации плутония.

Соглашение одобрено практически единодушно при одном воздержавшемся.

Напомним, президент США Барак Обама заявил накануне, что внешнеполитические действия России подрывает международные нормы поведения, и опроверг любые предположения о том, что США каким-либо образом ущемляют интересы России.

«Мы считаем, что Россия – большая, важная страна с армией, которая уступает лишь нашей, и она должна быть частью решения глобальных проблем, а не частью проблемы», – сказал Обама.

«Однако ее (России – ГА) поведение подрывает международные нормы и правила таким образом, что это требует реакции с нашей стороны», – сказал Обама в связи с российской агрессией в Украине и другими действиями Москвы.

Между тем Аналитический центр Юрия Левады обнародовал в среду результаты исследования, подтверждающие, что в России сохраняется «преимущественно негативное отношение к США, равно как и к Евросоюзу, в целом, и Украине, в частности. А позже стало известно, что Левада-центр подал в суд жалобу на решение Минюста РФ о включении организации в реестр «иностранных агентов».

Об истоках антиамериканизма и нагнетании военных страстей в стране, а также о том, почему в этом контексте «под раздачу» попадают НКО корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с директором Аналитического центра Юрия Левады, доктором философских наук Львом Гудковым.

Лев Дмитриевич, если судить по последним высказываниям российских политиков и дипломатов, то возникает ощущение нового подъема антиамериканизма. А что показывают социологические замеры?

 Уровень антиамериканских настроений действительно очень высок, хотя за последние полтора года он даже немножко снизился. Пик антиамериканизма приходится на январь 2015 года. Тогда о своем негативном отношении к США заявили 81 процент, а сейчас – 64, и примерно на этом уровне показатель находится уже около года. Так что интенсивность пропаганды стала чуть меньше, но стабильно держится на высоком уровне. Поэтому можно говорить о систематическом навязывании (гражданам) антиамериканских представлений.

Но зачем это нужно Кремлю, каких целей он стремится достичь таким образом?

За этим стоят две вещи. Дискредитация ценностей правового государства, свободы, прав человека, которые ассоциируются с Западом и США. А в приложении к этому – дискредитация всех тех групп и политических сил, которые хотят перемен и реформ в России и выступают с критикой авторитарного режима Путина.

Поэтому их чохом назначают иностранными агентами, пятой колонной, национал-предателями. Так сам по себе высокий уровень антизападных и антиамериканских настроений обратным светом очерняет оппозицию. То есть, официальная пропаганда направлена даже не столько в адрес Америки, сколько в адрес разного рода критиков режима. Поэтому она так назойлива и постоянна.

Многие эксперты отмечают, что в России сейчас усиливаются милитаристские настроения и нагнетаются страсти по поводу потенциального вооруженного противостояния. Насколько это так?

 Это верно. Население живет в атмосфере кануна большой войны. Это уже не просто конфронтация или информационная война, но и, как иногда говорят наши респонденты, начало Третьей мировой войны – только пока еще в холодной фазе. Поэтому здесь чрезвычайно важно то, что именно конфронтация с Западом подается пропагандой как его противодействие возрождающейся, усиливающейся России.

А то, что Путин, по мнению пропагандистов, вернул России статус великой державы, напрямую связывается с ревностью Запада, его враждебностью. И соответственно, чем сильнее это мнимое, иллюзорное сопротивление Запада, тем выше поднимается градус национальной гордости и самоуважения.

На самом деле здесь лежит в основе комплекс неполноценности, связанный с крахом Советского Союза, а оборачивается все милитаристским подъемом и воинственной риторикой. Идет своего рода игра в войну. Это не реальная мобилизация, а такое примеривание (на себе) состояния войны. Причем, это не связано ни с какими реальными действиями Запада. Это именно наркотический эффект пропаганды.

Кремль не рискует здесь стать заложником собственной политики?

: Считаю, что да. Но люди относятся к этому достаточно фаталистически, полагая, что как-то все обойдется, спустится на тормозах и так или иначе – после громких заявлений и агрессивных слов и жестов – успокоится. Поэтому я и говорю об игре. Все это одновременно действительно совмещается с милитаристской эйфорией и чувством самоудовлетворения, а вполне реальный страх сочетается с надеждой, что все как-то само собой разрешится.

Российское руководство постоянно говорит, что не желает, чтобы страна оказалась в изоляции, но своими действиями в Украине, Сирии усиленно способствует как раз обратному. В чем суть феномена, по-вашему?

Это демагогия Кремля чрезвычайно характерна. Отчасти люди это понимают. Но им нравится демонстрация наглой силы, «настоящего бандитского шика», как писал Мандельштам (о Валентине Катаеве – В.В). Люди, повторюсь, понимают, что это ложь, но все-таки надо принять во внимание, что две трети населения живут там, где родились, никуда не выезжая. И для них проблема изоляции – виртуальная угроза.

А вот для жителей крупных городов, для среднего класса России – это действительно угроза, которая пугает людей и порождает их недовольство и раздражение. Отсюда хоть и очень слабые, но все же оппозиционные настроения.

А не присутствует ли здесь также стремление возложить вину за собственные беды на чужие головы?

Конечно, так и есть. Недаром американским политикам приписываются все те характеристики, которые наиболее свойственны именно российским лидерам. И это хорошо усваивается населением. Тут действует еще один очень важный принцип. Главное не в том, что американцы лучше или мы лучше, а в том, что все кругом – хищники, все плохие. Это старательно внедряется в массовое сознание. Вот поэтому и достигается некий консенсус.