Новости

2016.08.12 17:15

Олег Панфилов: Турецкая палочка-выручалочка

ru.KRYM.org2016.08.12 17:15

Про турецкий гамбит уже писали. Про турецкий капкан – тоже. Я буду писать о турецком эндшпиле – о шахматной ситуации. Когда игра уже в целом понятна, но королю еще надо сделать несколько важных ходов, чтобы послать матом и поставить мат. А противник из пешки хочет стать диктатором, властелином мира. Но на деле история «восстановления отношений» двух стран войдет в учебники политики, как восточная сказка с непонятным концом.

Читать стенограмму пресс-конференции Реджепа Эрдогана и Владимира Путина не просто интересно. Чтение захватывающее, напоминающее сказку «Тысяча и одна ночь», особенно когда руководители стран начинают рассыпаться в любезностях. У Путина получалось скупо, все-таки этическое воспитание подворотни периодически дает о себе знать. Речь Эрдогана лилась, как поток горного ручья, умащенная эпитетами и обращениями вроде «дорогой друг».

Всякий раз, натыкаясь на подобное обращение, представляю российского журналиста из путинского пула, который, захлебываясь, кричит в трубку главному редактору: «Ты представляешь, он его другом назвал!». Ну назвал, так принято на Востоке: пока ты окончательно не враг и еще есть надежда тебя перевоспитать и вернуть к нормальной жизни, то могут не только другом назвать, но и братом. В этом нет ничего зазорного, в восточных отношениях человеческое восприятие ценится намного дороже, чем спешно организованный Кремлем митинг против «турецкого фашизма» и помидоров.

На фоне многомесячной истерии – пикетов, митингов, шествий, оскорблений – встреча Путина и Эрдогана, на первый взгляд, из ряда вон выходящая. Но это на первый российский взгляд, а с точки зрения среднестатистического турка, это вполне себе нормально. И не турка, кстати. Путина многие пытались вернуть на путь истинный, журили его, ругали, угрожали, но он, одурманенный самомнением о своей фигуре самодержца и нового императора, не хотел и слышать об уступках или компромиссах. Пока не проголодался.

Есть такой журналистский прием – статистика речи, когда подсчитываются знаковые или ключевые слова, чтобы понять ценность встречи, необходимость увидеть друг друга, что отражается в тексте бумажки, подготовленной спичрайтером. В своем выступлении Путин три раза назвал Эрдогана «другом» и пять раз «уважаемым». Путин в ответ только два раза обозвал Эрдогана «уважаемым» и ни разу «другом». Но в интернете появилась видеозапись ожидания Путиным протокольной первой встречи с турецким президентом. Запись, как представляется, не санкционирована пресс-службой Путина и, скорее всего, снята турецким журналистом. Путин стоял в ожидании, переминаясь с ноги на ногу, на лице была тревога, которая исчезла, когда в проеме двери показался Эрдоган.

Многих еще долго будет интересовать необходимость и скороспешность встречи – почему, зачем, кому выгодно. Особенно после того, как турецкий пилот после нескольких предупреждений сбил российский самолет, бомбивший сирийских туркоман. Нормальная ситуация, военная, так бы поступил любой пилот. Только за одним исключением в этой истории – Путин не политик. Он в политике случайный человек. В отношениях между людьми и государствами политики обычно ищут компромиссы, стараются не доводить ситуацию до абсурда. Но не Путин. Он, как обычный пацан из подворотни, просто обиделся – насупился, погрозил кулачком и ушел к себе в угол – таить обиду.

Эрдоган – президент большой страны и очень древней. С огромными традициями не только в политике и дипломатии, но и, прежде всего, в торговле. Как любая восточная страна, Турция знает толк в торговых отношениях, понимает, что выгодно и что – нет. И не любит, когда ей указывают, а тем более публично и нагло уничтожают труд тысяч турецких крестьян, сажавших, возделавших и собиравших урожай. Прошлой осенью в интервью турецким журналистам я допустил пассаж о том, что у Путина главный враг не турецкий пилот, а турецкий помидор. Вы бы видели хохочущих турок, для которых поведение Путина – вне понимания в здравом уме.

Извинения Эрдогана – это отдельная песня. Путин, как и его юный друг Кадыров, вдруг полюбил такую межгосударственную форму общения, как извинения ни за что. Подозреваю, что Кадыров его и научил – шепнул, мол, у нас, восточных людей, это просто обязательно. Если Эрдоган перед тобой не извинится, ты не сможешь спокойно заснуть до конца дней своих. И Путина заклинило, он стал постоянно говорить об извинениях. Как будто российский самолет был не с бомбами, а груженный свежими сосисками для санатория ветеранов битвы за Голанские высоты. Дошло до того, что Эрдоган написал о «сожалении». И это опять не понравилось Путину. Теперь, как утверждают, Эрдоган чуть ли не по-русски написал – «извини, мол, друг». В принципе, извинения без причины не являются извинениями, такие извинения сродни ласковому голосу врача-психиатра, уговаривающего пациента не волноваться.

Путин никогда не поймет, что Эрдоган – законно избранный президент. За которого голосовало население, а не молчаливая российская масса. Что для него мнение избирателей важнее, потому что работящий, трудолюбивый и зарабатывающий турок – это залог процветания страны. И ради него президент обязан жертвовать всем, включая собственными амбициями. У Путина появляются другие проблемы, кажущиеся ему несерьезными, но на деле долговременные. Представьте себе сотни тысяч человек, а может быть, и миллионы тех россиян, которые поддались на провокации пропаганды и проклинали Эрдогана, его помидоры и анталийские пляжи, а теперь обязаны опять полюбить все это, включая турецкого президента, а может быть, и турецкого пилота и некоего Алпарслана Чилика, который убил российского пилота. И как быть с памятью о сотнях тонн раздавленных фруктов и овощей, взращенных турецкими крестьянами? Им что, памятники в России теперь ставить надо? И как быть с «доказательствами» продажи ИГИЛ Турции нефти?

Судя по всему, Путин настолько сильно нуждается хотя бы в какой-нибудь международной новости, что готов наступить на свое горло и пожать руку человеку, которого, в том числе и как мусульманина, обвинял во всех грехах. Девять месяцев назад Путин решил опять прослыть знатоком ислама и заявил, что «основная причина проблем с Турцией заключается в политике исламизации, которую на протяжении многих лет проводит правящая Партия Справедливости и Развития». То есть речь идет о партии Эрдогана. На это обвинение Эрдоган ответил: «Путин меня обвиняет в исламизации Турции. Смешно просто. Если он не осведомлен, то я могу повторять для него, 99% населения Турции – мусульмане, теперь судите сами, где тут логика. Я же не говорю тебе, что ты христианизируешь свою страну».

Из этой встречи Путина и Эрдогана ничего не выйдет серьезного только по одной простой причине – Путин ничего не смыслит в экономике. А потому пойдет на все условия, которые выгодны Турции. Хотя бы потому, что провал импортозамещения очевиден и к осени россияне ощутят нехватку продовольствия. Конечно, туркам нужна АЭС «Ааккую». Как и некоторое количество газа для развития собственной промышленности. Нужны российские туристы для заполнения гостиниц и пляжей. Нужен российский рынок для продажи продукции быстро развивающейся легкой и пищевой промышленности. Никогда ни один турок не поймет никакого президента, который бы запретил ему производить и торговать. Своего бы он не избрал. Чужого бы назвал идиотом.

Спешность встречи нужна была обоим президентам. Но Эрдогану – для сохранения благополучия своей страны. Путину – для сохранения себя в своей стране. Слишком плохи дела в России, чтобы еще и нос воротить от могущественных соседей. С 1558 года Россия воевала с Турцией 12 раз. Всякий раз подписывала мирные договоры и спустя время нарушала их. Россия – вечный соперник Османской империи, теперь и современной Турции, члена НАТО и страны, готовой влиться в европейскую семью. Считайте, что умиротворение Путина – условие для будущего Турции. От которой ничего не убудет. А только прибавится.

И, наконец, разрушенные ожидания по двум проблемам – Сирия и Украина. Об Украине вообще не сказали ни слова. Только после пресс-конференции в Москве посол Турции в Украине Йонте Джан Тезель заявил, что его страна по-прежнему придерживается территориальной целостности Украины. Крымский вопрос настолько щепетильный, а проблема крымских татар настолько болезненна, что Эрдоган оставил все на потом, занявшись текущей болезнью Путина. Про Сирию говорил в основном Путин – обтекаемо и витиевато – об «урегулировании», заодно зачем-то упомянув историю с освобождением гражданина США: «Мы просто договорились с властями Сирии, получили этого человека и передали американской стороне – разумеется, без всяких денег и без всяких выкупов, действовали исключительно исходя из соображений гуманитарного характера». Возможно, что про «выкуп» было сказано по привычке, иначе понять, к чему говорил это Путин, невозможно.

Вот, собственно, и все. Эрдоган добился своего – российские санкции, хоть и не сразу, но обещали убрать, самолеты пустить, туристов послать, помидоры покупать. Путину достанутся деньги за окончание проекта строительства АЭС и продолжение строительства газопровода, который, судя по всему, теперь нужен только Турции для собственных нужд. Случилось то, что случается с Россией всегда, – незначительное удовлетворение амбиций и сохранение благополучия соседней страны. Но практически всегда истории имеют свойство продолжаться.

ru.krymr.com