Присоединили Крым, но где польза народу? или "Краткая история инакомыслия"

Люди, несогласные с властями и открыто выражающие свои убеждения, были в русской истории всегда. Им посвящена премьера в независимом московском Театрe.doc.
Фото DW
Фото DW

В Театре.doc 19 ноября состоялась премьера под названием "Краткая история русского инакомыслия". Автор спектакля Елена Гремина решилась проанализировать то, как инакомыслие проявлялось в России, на основе текстов XVII-XXI веков. Спектакль рассказывает о людях, открыто отстаивающих свои взгляды и борющихся за справедливость, которые в русской истории были во все эпохи, несмотря на то, что подвергались самым жестоким преследованиям.

Черное есть черное?

Мы видим четырех актеров, одетых вполне по-современному. Правда, на Дмитрии Кривочурове короткие - до колен - штаны, но он уже выходил в спектаклях Театр.doc в подобном виде. На этот раз штаны, если можно так выразиться, тоже играют определенную роль в спектакле. Актер объявляет, что они белого цвета (хотя на самом деле - черного), и просит публику с ним согласиться: дескать, так нужно для спектакля. И те, к кому он обращается, с ним соглашаются. Раз надо - значит, надо. Но одна из его партнерш по сцене не поддается: черное есть черное. Начинается спор.

Это что-то вроде вступления. Потом начинается рассказ о "первом русском диссиденте" (так он назван в программке) протопопе Аввакуме. Его ничто не сломило: ни ссылка, ни многолетнее заключение в ледяной яме. Он так и умер несломленным на костре: старообрядец, не сменивший старую веру на новую, которую приняло подавляющее большинство. Кстати, аутодафе - не прерогатива католической инквизиции, оно применялось и в православии.

Следующая новелла переносит нас уже в XVIII век, а героиней становится самая просвещенная русская царица Екатерина Великая. Ее оппонент - Николай Новиков, издававший сатирический журнал "Трутень". Императрица недовольна тем, что Новиков высмеивает ее чиновников, которые берут взятки, вместо того, чтобы прославлять ее реформаторскую деятельность. А в чем ваше реформаторство? - спрашивает он Екатерину. - В том, что вы, якобы намереваясь отменить крепостное право, в итоге закрепостили и украинцев? В том, что присоединили Крым, но где от этого польза народу?"

Миф о несогласных

Это и есть инакомыслие - задать власти вопрос, на который она не может ответить. Новиков по приказу императрицы был заключен в Шлиссельбургскую крепость, где в итоге провел 15 лет. В спектакле дальше рассказывается также об узниках другой крепости - Петропавловской, братьях-декабристах Николае и Михаиле Бестужевых, и о Николае Бухарине, точнее - о его предсмертном письме Сталину.

А вот заключительная новелла необычна тем, что посвящена обыкновенному крестьянину. Она опровергает сложившийся миф о том, что инакомыслящие - это непременно политические оппозиционеры, ученые, писатели, короче - интеллигенты. Герой этой новеллы Александр Поперечных - простой крестьянин, представитель так называемой катакомбной (истинно-православной) церкви. Он 20 лет отсидел в сталинских лагерях, и, тем не менее, вернулся в родную деревню "непокаявшимся и несломившимся". Жутко слушать, каким истязаниям его подвергали в лагерях за то, что отказывался работать в праздничные дни (имеются в виду церковные праздники). Морили голодом, сутками не давали спать, били до полусмерти...

Зрители были потрясены. Но когда после этого Кривочуров в очередной раз вдруг стал спрашивать, какого цвета у него штаны, многие сказали, что белого.

"Мы смотрим на идеалы"

Вот так история инакомыслия перетекает в настоящее. Не давая зрителю готовых ответов, актеры попытались убедить их в том, что им самим обязательно нужно искать эти ответы, суть которых - в верности нравственным ориентирам, своим собственным убеждениям, истине, если хотите.

Руководитель Театра.doc Елена Гремина, с которой мне удалось поговорить после спектакля, сказала: "У нас сейчас переписывают историю. Мол, испокон веков главными добродетелями русского человека были терпение, покорность властям. А мы возвращаемся к корням, пытаемся вспомнить вместе с публикой о том, что любовь к свободе, жажда справедливости - это тоже вещи, на которых стоит наша культура. Мы смотрим на идеалы. А идеалы наши - это любовь к свободе, любовь к правде, это возможность пожертвовать собой ради правды, стоять на своем, отстаивать свою идентичность. Все это кажется нам важным. Особенно сейчас".

DW

Komentarai

Spausdami siųsti mygtuką sutinkate su Taisyklėmis ir atsakomybe

Novosti